Нико МакБрейн

Он популярен больше, чем может быть позволено ударнику, Нико наслаждается редкой возможностью: с одной стороны он джокер в колоде IRON MAIDEN, а с другой стороны - туз.

Я не могу даже подумать, что какой-либо другой ударник мог так хорошо вписаться в группу, говорит Стив Харрис. Ник играет на ударных так, как играет большинство гитаристов - риффует вместе с нами, обратите на это внимание! Я ничего подобного не слышал! Он не просто держит ритм, он способен проиграть всю композицию самостоятельно, и для меня, как для басиста просто классно играть с ним каждый вечер для публики. Это значит, что никому из нас не позволено выкладываться меньше, чем на 100 процентов.

 

Спросите его самого, и, конечно, вы получите куда более скромный ответ: Каждый ударник имеет свои достоинства и недостатки, каждый играет уникально, говорит он. Я просто делаю то, что я делаю и, к счастью для меня, это прекрасно звучит в IRON MAIDEN

Это действительно так. Он присоединился к группе в 1983 во время записи альбома Piece of Mind, называемого многими одним из лучших альбомов IRON MAIDEN. Невозможно представить как такие шедевры, как Where Eagles Dare, Two Minutes to Midnight, Can I Play With Madness, Be Quick Or Be Dead или Man on the Edge звучали бы без объёмных, всеохватывающих ударных Нико, громящих все вокруг.

 

Играя на сцене Нико сумел сделать свое присутствие более чем заметным. Клив Бурр, его предшественник, тоже был отличным ударником, и решающее слово, как часто это бывает, сказала техника игры. По мнению большинства фанов, Нико побеждает одной левой, но не для кого не было вопросом, кто является более ярким персонажем на сцене. Сумасшедший МакБрэйн, как его называют поклонники IRON MAIDEN, стал такой же фирменной частью действа на сцене, как и Эдди. Выпрыгивающий полуголым из-за ударных, чтобы сорвать свою долю оваций по мере того, как группа одну за другой играет свои лучшие композиции.

 

Когда же он вне сцены, он превращается в мистера Неограниченный доступ, как он однажды назвал себя и, надо заметить, ничего преувеличил. Стив рассказывает: Я помню, как мы с ним летели однажды из Лондона в нашу звукозаписывающую компанию в Германии, чтобы начать работу в студии перед выпуском Seventh Son of a Seventh Son. Мы сидели в первом классе, и Ник уже успел настолько очаровать стюардессу, что нам удалось пропустить по коктейлю еще до того, как самолет успел взлететь. Затем он начал раздавать направо и налево черно-белые фотографии себя самого на сцене вместе с группой. Я не уверен, сколько других пассажиров первого класса, в основном устало выглядящих бизнесменов, слышало о IRON MAIDEN, но они все точно могли рассказать много интересного о группе, когда мы прилетели.

 

Мне не удается быстро завести публику, смеется Нико, и все мы смеемся, потому что знаем, что это неправда.

А за маской весельчака скрывается настоящий человек. Майкл Генри МакБрэйн родился в Хэкни, одном из районов лондонского Ист Энда 5 июня 1952 года. Не смейтесь, весело признается он, меня назвали в детстве Ники, потому что моего любимого плюшевого медвежонка звали Nicholas The Bear. Я таскал его с собой повсюду, и в семье меня стали в шутку звать Ники, когда же у меня были проблемы с родителями, я сразу становился Майклом!

 

Его первый музыкальный опыт пришел благодаря отцу - любителю джаза. Героем маленького Ники был Джо Морелла - великий ударник из легендарного джаз-бэнда Дэйва Брубека. Я воображал, будто я - Джо Морелла, который играет на ударных. Тогда я шел на кухню, брал пару ножей и начинал молотить по газовой плите. Устав от постоянных побоев, наносимых кухонной утвари, родители купили ему в двенадцатилетнем возрасте настоящую ударную установку.

Большинство детей мечтают о велосипеде или чем-нибудь в этом роде, но я хотел только ударную установку. Когда мои мама и папа купили- таки ее, мне показалось, что это объединились все Рождества и Дни рождения в одно!

 

Он говорит, что мог играть сразу без подготовки. Я не знаю, как, просто мог. Когда Нико оставил школу, ему было 15, но он уже был ветераном, сыгравшим в нескольких группах, которые выступали преимущественно в пабах. Его музыкальные пристрастия несколько изменились и теперь включали исполнителей современных ему шестидесятых. Неожиданно, к коллекции джазовых записей его отца прибавились THE SHADOWS, THE ANIMALS, The BEATLES и THE STONES. По совету одного знакомого ударника он начал сессионную работу, играя для бесчисленных исполнителей.

 

Я был готов делать что угодно - поп музыку, народную музыку, религиозную музыку или рок, я не возражал. Это была очень хорошая практика.

Его первой настоящей группой была THE 18TH FAIFIEL WALK, которая делала кавер-версии Отиса Реддинга и The BEATLES. Затем он присоединился к WELLS STREET BLUES BAND, которые были, выражаясь по-тогдашнему самым настоящим из всех блюзов. Но и они не пошли дальше выступлений в клубах, и Нико играл с людьми, имена которых уже вряд ли кто вспомнит сейчас, как, например, с певцом и клавишником Билли Дэем (который первым стал в шутку звать его Нико), THE BLOSSOM TOES (которым помогали гитарист Джим Креган, позднее Кокни Ребел и даже Род Стюарт) и прочими.

 

Так было до 1975 года, когда он присоединился к STREETWALKERS, группе, созданной бывшими членами FAMILY, вокалистом Роджером Чэпмэном и гитаристом Чарли Уитни. С ними Нико впервые познал вкус славы.

Они были классными ребятами, Роджер и Чарли, а STREETWALKERS была классной маленькой группой. Почему они так и не смогли прорваться наверх, я не знаю. К сожалению, STREETWALKERS было суждено стать одной из несбывшихся надежд семидесятых: они выпустили хорошие альбомы, но не было ни одного настоящего хита. С тех пор и вплоть до появления в Мэйден Нико преимущественно занимался работой сессионного ударника. Наиболее запоминающейся можно назвать его работу с PAT TRAVERS BAND (на альбоме 1976 года Makin' Magic), затем с французскими социально-политическими панко-металлистами TRUST, которые позже играли на разогреве у Мэйденов во время их тура по Великобритании в 1981.

 

Стив запомнил его еще до этого - когда Нико играл в трио MCKITTY, с которыми IRON MAIDEN вместе выступали на фестивале в 79-м. Я помню, что гитара MCKITTY ебнулась во время середины выступления и Ник закончил его, сыграв соло на ударных, пока они пытались что-то с ней сделать. И это был полный пиздец! Я имею в виду, что по-моему, соло на ударных жутко скучные, но это было куда интереснее, чем все остальное! Когда Клив ушел, Ник был одним из первых людей, о которых я подумал.

Конечно никто, даже Нико, не идеален. Он признает, что у него есть свои причуды, как он их называет. Одну минуту, я сейчас, я - мистер Веселимся всю ночь! Через минуту я спущусь и буду мистер Ворчун. Но он есть тот, кто он есть. Может быть, я и становлюсь кретином во время выступлений, потому что поверьте, то, как я играю, то, как играет вся группа, от этого всего действительно можно свихнуться! А если вы не согласны, то я выгоню вас отсюда взашей!

 

Слава Богу, это просто обещание.