Кому и почему опасен Владимир Мединский

28.06.2011

Чудеса, да и только: при объявлении состава нового правительства России самый самый большой шум вызвало назначение министра культуры. Не обороны, не внутренних дел, не экономики... Только министр культуры Владимир Мединский удостоился на сайте "Эха Москвы" вопроса: "Чем опасен Мединский?" С чего бы это?Незадолго до своего назначения Мединский сошелся на этом самом "Эхе" в программе "Клинч" со звездой либеральной журналистики Юлией Латыниной.

Зрелище (или слушалище) оказалось незабываемое: "Стрелка-осциллографа" добросовестно повторяла многократно осмеянные байки "разведчика-аналитика" Резуна.

Причём, все сразу: от 49% голосов, поданных, будто бы, за КПГ и СДПГ на выборах 5 марта 1933 года в Германии до "непригодных к применению на териитории СССР" танков БТ). Мединский, в свою очередь, раз за разом приводил факты, чем сажал Латынину в лужу. Кончилось дело тем, что со "стрелкой" приключилась истерика в прямом эфире, едва не переросшая в рукоприкладство. Страшен в гневе либерал...

Реакцию Латыниной и почитателей ее публицистического таланта понять можно. Мединский действительно ни в грош не ставил постулаты либеральной веры, даже об "оккупации Прибалтики"; он посмел заявить, что таковой просто не было, а была "инкорпорация" Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР.

Собратья "стрелки осциллографа" по разуму страшно возмутились таким кощунством, но уже через пару дней оказалось, что термин "инкорпорация" в отношении присоединения Прибалтики использовать начал вовсе не Мединский, а... профессорша Тартусского университета Марью Лауристин, которая в перестроечные времена была одним из лидеров Народного фронта Эстонии. Один из ветеранов русского политического движения Эстонии вспоминает: "Еще в 1991 году Лауристин уговаривала эстонских коллег-депутатов убрать из документа, адресованного руководителям европейских государств, слово "оккупация" и заменить его на "инкорпорацию", разъясняя, что юристы на Западе будут смеяться над правовой безграмотностью эстонского парламента..."

Да уж, как говорится, невезуха номер раз. А еще через неделю последовала невезуха номер два: Мединский стал министром культуры.

Реакция либеральной общественности последовала незамедлительно. Вот цитата из Андрея Зубова, доктора исторических наук, профессора МГИМО, автора двухтомника по истории России в ХХ веке: "Мединский, конечно, человек очень образованный, культурный, активный, много работающий и пишущий и хорошо известный нашему обществу, но известен он как человек определенной тенденции. И эта тенденция кому-то очень нравится, а на мой взгляд эта тенденция очень опасная. Тенденция абсолютной апологетики вообще всей истории и культуры России... Мединский допускает то, что хороший историк допускать не должен, то есть замалчивание одних фактов и, наоборот, несоразмерное раздувание других. А иногда, в общем-то, даже не вполне точная интерпретация тех или иных фактов, что вообще невозможно..."

Безобразие, конечно, вопиющее; ведь в истории России никогда ничего хорошего не было. А если даже и было, то "раздувать" этого ни в коем разе нельзя. Это опасно для тех "историков", которые в 1941-1945 годах советских потерь насчитали аж 43 миллиона (странно, что не 143), а изнасилованных немок - 2 миллиона (могли бы и побольше). Да и для тех кинематографистов, что навострячились снимать "Сволочей" и "4 дня в мае". Да и для независимых радиостанций, которые всех этих "мастеров культуры" назойливо рекламируют.

В общем, реакция обнадёживает. Скажи мне, кто твой враг...