Петр Налич: главное, не держать людей за козлов

29.07.2011

Знаменитый музыкант о том, почему заинтересовался политикой. Признаюсь, политикой никогда не интересовался. Есть столько вещей, которые тебя занимают, волнуют, притягивают. В общем, не до политики. Но 4 февраля обязательно пойду на митинг. Просто потому, что хочется.

Общество, пребывавшее долгое время в спячке, с пониженной температурой самосознания, «разогревается». «Сдвиги» проистекают из множества «вводных данных», известных нам и не известных. Поэтому назвать одну причину - неверно изначально. Отчего люди, прежде всего молодые, которые раньше чурались политики - да вот, собственно, я, - вдруг стали «слушать», спорить на «общественные» темы, ходить на митинги. Все говорят про очевидное: «несменяемость власти» - конечно, одна из главных причин нагнетенного недовольства.

А с другой стороны, отчего же люди «увидели», что происходит? Почему пелена спала внезапно с глаз? Все это сложный процесс, как бы политологи его ни объясняли, упрощая - причина малоизвестна. Циничное ли поведение власти или люди вдруг поняли: «Нет, ребята, все не так, все не так, ребята!» И это «не так» надо изменить, и что-то мы сами должны сделать. И люди выходят на площадь.

Сами выборы, бесстыдство, с которым они были проведены, стали катализатором процессов, стало «точкой бифуркации», как говорит мой ученый товарищ. Система достигает своего критического состояния, после чего начинает происходить то, чего раньше не было. Есть у меня знакомые, которые считают, что одна из причин происходящего - манипуляции определенных кланов, борющихся за власть. Какая-то из партий разыгрывает свою карту. Но мне видится самым ценным обстоятельством происходящего - ощущение себя как индивидуальности. Десятки тысяч человек не превратились в толпу. Толпа начинает подчиняться воле самых низких ее представителей. Важно не подхватывать лозунги «Долой!», «Давай!», «На фонарь!». Сегодня люди осознанно и бессознательно следуют скорее конфуцианскому постулату: «Среди бегущих остановись, среди кричащих - замолчи». Видишь вокруг себя хорошие лица, это вселяет надежду, что все не катится в тартарары, как было долгие годы.

Мои институтские и школьные друзья пошли компанией на митинг на Чистых прудах. Троих задержали. Конечно, они не были ни зачинщиками, ни ярыми. Видимо, кто-то наверху испугался, вот и происходили выборочные захваты, нося истеричный характер. Во всей этой истории порадовали две вещи. Во-первых, в КПЗ они познакомились со множеством славных людей. Во-вторых, увидели, что среди милиционеров есть приличное число симпатичных «товарищей», многие из которых согласны с протестующими. А с другой стороны, милиционеры увидели, что среди студентов, преподавателей, представителей всеми ругаемой интеллигенции тоже есть нормальные люди, а не заносчивые «ботаны». Слом этих негативных мифов в отношении других социальных пластов, мне кажется, - основа благоденствия любого народа. Главное, не держать какой-то класс людей за козлов, поэтому все эти «перемешивания» обнадеживают. Вспомним призыв Шиллера с Бетховеном: «Прочь и распри, и угрозы! Не считай врагу обид!»

На первые митинги кого-то звало ощущение «так жить нельзя!», кого-то - просто любопытство, и внятного ощущения «надо идти» - не было. Мне вообще кажется важным, чтобы люди спокойно шли туда, куда им хочется идти. Без понуждения. Без агитации «против» или «за». Мощная агитация «за» будет иметь обратный эффект: отторгнет людей. На митинге, тем более на трибуне, - разные люди. Слушаешь одного, думаешь: «Как жаль, что меня там не было». Потом выходят к микрофону другие, думаешь: «Какой кошмар. Ты же тут внизу стоишь, вроде как вы вместе. Своим стоянием подтверждаешь ахинею, которую они несут. Вроде киваешь, создаешь радостную массовку при них». Неприятные люди, размахивая микрофоном, решают свои дела. Это разводка чистой воды.

Для себя я сформулировал главный тезис, зачем я пойду на митинг 4 февраля. Я - за честные выборы. Все. Больше в своем личном «митинговом походе» ничего не хочу сказать. Ни по поводу сменяемости, ни в отношении того, какой-сякой Путин, ни про либеральные реформы. Плохо в этом разбираюсь. А главное, не знаю, кому верить. Никакую информацию проверить невозможно. Поэтому готов ратовать лишь за то, чтобы у нас был выбор. Если честно выберут Путина, значит, это справедливо, и нечего тут кричать, ломать копья.

Но вообще я оптимист, верю, что сознание людей потихонечку поворачивается. Начинают понимать: главное не какой идол стоит на трибуне Мавзолея, важно, чтобы работали законы, Конституция. Если чудо произойдет и они заработают, кто бы у власти ни был: Путин, Зюганов, Явлинский, - страшного, после которого захочется выйти на улицу или свалить из страны, - уже не произойдет. Нужно начать с себя, и просто стараться выполнять законы. К примеру, Правила дорожного движения. В сознании же укоренено: раз никто не видит, дай-ка проскочу под мигающий «розовый». Этот принцип «проскочу» там и сям - надо менять.

Из моего близкого окружения уехало не так уж много людей. Процентов десять, а может, и меньше. Ну да, можно будет устроиться за кордоном более-менее комфортно. Для многих, возможно, этого достаточно. Но для меня чувство корней - не фраза. Здесь мои родители, друзья по МАРХИ, по школе 1278, мой язык. Как бы ловко ты ни «научился», ни ассимилировался... Честно говоря, меня смущают люди, которые, приехав на Занзибар, офигевают: «Все, ребята, Занзибар - моя родина», и искренне ходят, завернувшись в занзибарский флаг. Это как маму поменять: будет у меня теперь другая мама, она мне прям понравилась. Если не заставит ужасная нужда, запрет на профессию, проблемы с детьми, я бы очень этого не хотел. Гастроли - одно, ПМЖ - другое. Я бы хотел жить здесь, воспитывать детей, дружить и радоваться, как завещали Шиллер с Бетховеном.

Петр Налич