Музыкальная гармония против городской какофонии

17.06.2011

Не крик петухов, а громыхание мусоровозов еще до перезвона будильников оповещает мегаполис о наступлении утра. Звуки города в беспорядке амплитуд и частот присутствуют везде. Грохот метро, визги сирен и тормозов, скрежет трамваев. Человек уже, кажется, не замечает этот постоянный гул, который отравляет его звуковую экологию.

Ярославское шоссе, час пик - привычные шумы мегаполиса. Защитные экраны, стеклопакеты или просто радио по громче - все, чтобы отгородиться от хаоса звуков.

Но децибелы МКАД или Третьего кольца достают и днем и ночью.

Днем на этой трассе уровень шума зашкаливает за 100 децибел - это в 4 раза выше естественного звукового фона. Например, я сейчас с трудом слышу собственный голос, и это раздражает.

Разговаривать с теми, кто пришел в этот класс на занятие музыкальной терапией, не совсем хорошая идея. Больше всего здесь уважают гармонию личного звукового пространства. Жизнь в большом городе заставляет задуматься не только о том, чем мы дышим, но и о том, что мы слышим. То есть о звуковой среде."Внешнюю звуковую среду считали агрессивной даже древние римляне. Они сказали: улица стала так шумна, что жители страдают бессонницей. Сейчас она не просто агрессивна, а, фактически, довершает свое разрушительное воздействие на психику", - считает психолог Елена Кузьмина.

При разных недугах - одно лекарство: музыка. Композиция We are the champions помогает Евгению после шумных разногласий с начальством. А Екатерине музыкальный терапевт прописал интенсивный курс Баха, причем, в ее собственном исполнении.

Звуки жизни часто вместо гармонии сливаются в какофонию и приводят в неизбежный диссонанс: бессонница, расстроенные нервы, депрессии. Болезни души и тела еще Пифагор лечил музыкой и пением. Королева бельканто Соня Ганасси говорит, что музыка очищает душу, как глоток свежего воздуха.

"Музыка в наше время превращается для человека в кислород, причем, это может быть любая музыка, не обязательно классическая, - считает Соня Ганасси. - Это - кислород, который позволяет человеку дышать и отделять главное от второстепенного в жизни, существовать комфортно".

"Это - то, что реально помогает при достаточно широком спектре эмоциональных расстройств, - поясняет Елена Кузьмина. - А ведь мы понимаем, что стрессы - это одно из серьезнейших расстройств, с которых начинаются в том числе и органические заболевания".

Музыкальной диеты Федор придерживается с клинической точностью: если гитара, то только с 11 до 13 часов (тогда она полезна для сердца); почки же хорошо реагируют на саксофон после 5 часов вечера. Музыкальные процедуры он принимает в ванне. Но не он тут поет, а ванна поет ему.

"Динамики дают звуковую волну. Проходя через металлические стенки ванны, она попадает в воду, в воде увеличивает свою скорость и, соответственно, увеличивает свою мощность. Тем самым музыка в воде обретает плоть, то есть она начинает вибрировать, трепетать, начинает массажировать человека, который лежит в ванной. Причем, не только снаружи, но и изнутри", - поясняет изобретатель звукопотоковой ванны Федор Родин.

Эффект музыкальной ванны настолько силен, утверждает Федор, что при прослушивании "9-й симфонии" Шестаковича он словно побывал в блокадном Ленинграде и даже испытывал голод. "Концерт для скрипки с оркестром" Баха - от насморка, "Свадебный марш" Мендельсона - для стабилизации давления. А вот "40-й симфонией" Моцарта, говорят, можно снять головную боль.

Владимир Назаров сочиняет и исполняет музыку для самых чутких ушей - детских. Они точнее камертона чувствуют любую фальшь. "Музыка - это, наверное, единственный род искусства, который, минуя мозг, попадает прямо в сердце, - говорит Владимир Назаров, композитор, художественный руководитель "Театра В. Назарова". - Если мне дают не очень качественный текст, то я такую музыку и сочиню. Я не могу на дрянные стихи сочинить нечто замечательное, потому что стихи диктуют".

Замысел поэта и композитора звучит в исполнении самого сильного музыкального инструмента - человеческого голоса. Подбирать актеров не глазами, а ушами догадался еще Walt Disney. Голоса своих актеров Владимир Назаров проверяет в буквальном смысле собственными слезами. "Я сразу проверяю на себе: если текут слезы - то все", - признается Назаров.

Звучанием голоса человек вливается в мир звуков. Одним тембром можно выдать свой характер, устроить скандал, а можно и заставить влюбиться. Елена Кузьмина говорит, что существует феномен влюбленности женщин в теноров. "Есть такая сексуальность в теноре - это факт. Он такой лирический, бархатистый. Я бы сказала: с оттенком какого-то сыновьего отношения к персонажу", - считает психолог.

Лечебное воздействие мелодики музыкальные терапевты объясняют биорезонансной сочетаемостью звуков с вибрациями отдельных органов и систем организма. Например, желудочно-кишечный тракт имеет резонансную частоту ноты фа, которая способствует выведению из организма токсичных веществ. А некоторые музыкальные инструменты способны даже утолять боль.

"В 1920-е годы в Санкт-Петербурге был один роддом, где был установлен орган. И медики говорили, что женщин, которые там рожали, орган избавлял их от сильных болей", - рассказывает директор музея музыкальных инструментов Михаил Брызгалов,

Целительными силами на Руси наделяли колокольный звон. Во времена эпидемий колокола не умолкали сутки напролет. Звонарь почитался как исполнитель колокольной молитвы, которая по древней традиции почти всегда звучит в форме импровизации. А к колоколу русский человек относился с таким же почтением, как и к священнослужителю.

"Русский народ всегда очень любил колокола, и даже части колокола называются, как у человека. Причем, такого не существует в других странах - те же части там называются по-другому. У нашего русского колокола есть уши, язык, туловище юбка. Колокол вещает - разговаривает с людьми", - объясняет Илья Дроздихин, руководитель московской школы звонарей.

Но наука о звуковых взаимоотношениях в мире живых существ далека от обожествления звуков и очеловечивания музыкальных инструментов. Когда мы слышим колокольный звон, то даже не отдаем себе отчета в том, что воспринимаем этот звук не только ухом, но и всем телом, как антенной.

Исследования в области биоакустики показали: ультразвуковой диапазон колокольного звона полностью соответствует резонансной структуре человека. То есть наш организм, как чуткий музыкальный инструмент, откликается на звон колоколов. Причем, мужской настроен на до диез, а женский - на соль бемоль.

Наталья Хохлова